графиня Анна Варвик (anna_warvick) wrote,
графиня Анна Варвик
anna_warvick

Categories:

Nur Kein Genieren!

Au Val d'Amour
Les femmes d'amour
Vous font l'amour
Pour quelques sous



Обещала я вам проституцию? Будет проституция!..
В книгах, которые мне встречались на эту тему, обычно идет такое разделение: куртизанки (сиречь «верхняя ступень»), бордели и уличные торговки любовью.
Начну я безо всякой логики со второй категории.
На основе материалов: наш любимый Фукс, «История нравов»; Лаура Адлер «La vie quotidienne dans les maisons closes 1830-1930» в русском переводе – «Повседневная жизнь публичных домов во времена Золя и Мопассана».

Бордельные проститутки в 19 веке.

Бордели в 19 веке были вещью обычной, как булочная или супермаркет. Разве что требования к ним в разное время меняются: то они открыто представляют свой товар «на витринах», то стыдливо прячутся, ничем не отличаясь от остальных домов в районе.
Бордель – это и достопримечательность, и место общения, которое посещают все – женатые, холостые, солдаты, чиновники, старые и молодые… Бордель – это торговый дом, в котором все устроено как и в обычных торговых домах.
Им управляет бандерша, ей помогает младшая бандерша, ей, в свою очередь – экономки.


Бордели часто носили красивые имена: «Льды», «Пальмы», «Рай», «Весна», »Мир, труд, май», «Хрустальный дворец», «У изящных курочек». В 1892 году некто Паджиоле выпустил даже путеводитель по борделям – брошюру в 70 листов с адресами публичных домов во Франции, Алжире, Тунисе и ряде других стран. “jn указатель изъяли из продажи, но на смену ему стали приходить другие – запрещенные, но активно используемые.

Требования к борделям.
Был принят закон, по которому ничто не должно выделять это заведение на фоне других зданий; внутренние помещения должны быть, напротив, освещены. «Лестницы, коридоры и вестибюли должны быть постоянно освещены от заката и до рассвета» (Закон города Виль де Лаваль). За деятельностью борделя следит мэрия. Хорошо, наверное, следит :)
Открытие борделя напоминает о тяжелых буднях малого и среднего бизнеса в России – открыть его было не так уж и просто, приходилось преодолеть множество административных преград. Требовалось письменное согласие мужа заявительницы и собственника того дома, в котором предполагается разместить заведение.
Публичный дом не мог располагаться в близости от церквей, школ, колледжей, государственных учреждений и резиденции главы государства.
Часто бордели концентрировались в каком-то одном районе, горожане также требовали локализации, парижане периодически подавали петиции с требованиями переместить все дома терпимости в Пале-Рояль.
Чтобы открыть дом терпимости, следовало пройти множество административных инстанций, получить кучу разрешений (например, от мужа бандерши, что тот не возражает на такого рода занятия жены). Нужно было иметь как минимум двух проституток. На доме не должно было быть никакой вывески, только номер в виде фонаря, размеры которого не могли превышать 60 сантиметров в высоту. Бандерша должна была исключать появление в своем заведении несовершеннолетних, а также учеников старших классов колледжей и школ в школьной форме. Военных в военной форме бандерша могла принять только в том случае, если у них было оформлено по соответствующим правилам официальное разрешение.
Работающую в бордели женщину бандерша имела право выпустить в город, только сделав об этом соответствующую запись в книге уходов и приходов. За все происшествия и странные события ответственность также несла бандерша, она была обязана извещать полицию об этом, а также немедленно передавать властям всякую свою подопечную, у которой обнаружены признаки какого-либо венерического заболевания.


Работницы.
Профессия бандерши по праву являлась очень тяжелой. С одной стороны, она требовала осмотрительности и осторожности, с другой – бандерша должна вызывать к себе уважение. Это авторитетная, уравновешенная, властная личность, она не считает себя принадлежащей к тому обществу, частью которого являются сотрудницы ее заведения.
Но этих работниц ей приходило еще и находить. Как? Есть несколько вариантов развития сюжета. Все начиналось с того, как в какой-то бедной семье рождалась девочка… Ладно, начнем с более позднего времени.
Работница сама стучится в дверь борделя. Она ищет работу, она бедная, голодна и устала. У нее нет денег и других путей к существованию. Бандерша проводит с ней беседу, расспрашивает о прошлом, характере, затем предлагает пройти осмотр. Потенциальная работница раздевается и предстает обнаженной перед бандершами, которые оценивают ее возможности.
Существуют кадровые агентства, специализирующиеся на женщинах для борделей. Их управляющие набирают клиентуру через объявления в газетах или просто на улицах. Они могут поджидать своих жертв на станциях прибытия омнибусов из провинции, выискивая девушек, приехавших в Париж в поисках работы. Они посещают отели, общественные приемные, магазины, прочесывают улицы вдоль и поперек. Эти агентства играют большую роль в судьбе девушек, помогая им в трудоустройстве и смене работы.
Иные матери сами отдают своих несовершеннолетних дочерей в бордели. Порой и сами несовершеннолетние предлагают свои услуги.

Бардели, как и приличные заведения, делятся на разные категории, и ходят туда разные клиенты. Бордели бывают роскошные, под час феерические, в них девушки, разодетые принцессами, ожидают своих клиентах в залах, отделанных черным бархатом. Бывают трущобные бордели, где из всей обстановки – матрас, на котором голая, перепившая абсента девица автоматически раздвигает ноги, расслышав скрип открывающейся двери.
Бордели первого типа – для состоятельных клиентов. С клиентом сначала проводит беседу младшая бандерша, она интересуется его вкусами и платежеспособностью, после чего провожает в другую залу, где живыми картинами стояли обнаженные или одетые в изящное нижнее бель девушки.
«Так-то они и есть; они сидят в креслах, полулежат на оттоманках, во всей своей красе от головы до пят; на них ничего нет, кроме только шелковых чулок, невесомых туфелек и шали их собственных волос на плечах; они неподвижны, немы, смотрят вам прямо в лицо, желая произвести большее впечатление, чем другие, выпуклостью своей груди, изяществом тела, вызывающей позой…»


In the Salon of the Rue des Moulins
Toulouse-Lautrec

Клиент может выбрать на свой вкус, шик таких заведений заключается в «ассортименте» иностранок. В салоне находится дюжина женщин, одна из которых негритянка – обязательный атрибут «храмов любви», рядом с ней алжирка, гречанка, китаянка, немка, а дальше француженки из всех регионов страны. В таких борделях делают все, и порой капризы клиентов заходят слишком далеко, но если сотрудника возражает против того или иного «упражнения» - ее штрафуют.



Наем на работу.
Чтобы получить работу в борделе, нужно было зарегистрироваться в полиции. Девушка должна была указать свой возраст, место проживания, предыдущую профессию, сказать, если ли у нее дети и живет ли она с ними. Затем следовал медосмотр в диспансере при полицейском отделении, после которого девушка получала полное право заниматься своей профессией в выбранном ей борделе, где бандерша заносила ее имя в реестр. Сняться же с учета проститутки было труднее, на это было только две причины: смерть и вступление в брак. Бандерши же сами вели учет проституток, и потому не состояли на учете в полиции.
Бандершой всегда была женщина (маман или мадам, как ее называли), по закону только женщина могла управлять борделем. Часто у них есть мужья, которые помогают им в их нелегкой работе.
В момент регистрации девушки лишаются всего – своего тела, своего времени, своей личной жизни. Обычно они знают, на что идут, так как в бордели редко попадают новички. Средний возраст бордельной проститутки - 20-25 лет. Чаще всего они потеряли невинность лет в шестнадцать, отдавшись бноше из своего круга, а вовсе не сальному извращенцу-буржуа, как пишут журналисты. Почти половина бордельных проституток умеют читать и писать. На момент своего попадания в бордель они могут похвастаться отличным здоровьем и хорошим телосложением. Их прежние профессии – модистка, белошвейка, ткачиха, точильщица, служанка, камеристка, повариха, официантка, певица, лотошница.

Бордельные проститутки знамениты своей солидарностью, они готовы помочь друг другу, подставить плечо, утешить. Они знают, что никому до них нет дела, кроме них самих. Обычно проститутки религиозны, по возможности они ходят в церковь. Часто в их комнатах можно найти не только пеньюары, но и иконы с Богородицей и Младенцем.
Когда бордель покидает последний гость, девушки идут спать в общую спальню. Между богато украшенными комнатами, где они принимают клиентов, и почти монашескими, где они спят – пропасть. В спальне есть только самое необходимое: кровати, больше ничего. Запах, как в казарме, на окнах решетки. Спальня всегда находится под самой крышей, зимой в ней очень холодно, летом – очень жарко.

День проститутки.
Девушки встают поздно, в десять-одиннадцать часов утра (это у них поздно?!). Они выходят из своей тесной комнатки и спускаются в столовую завтракать. За столом идет беседа, обсуждаются события вчерашней ночи, прибыль. Затем они переходят в салон. Одетые в пеньюары, они обычно шьют, вяжут, читают газеты, рассказывают друг другу разные истории. Спокойствие и скука, как в каком-нибудь доме отдыха. Ближе к четырем часам дня появляется младшая бандерша с приказанием заняться туалетом. Отовсюду появляются кремы, лосьоны, косметика. Очень много времени уходит на прием ванны, уход за телом. Затем приходит парикмахер и занимается прическами девушек.
В пять-шесть вечера девушки снова спускаются в столовую обедать. В борделях высшего и среднего уровня кормят хорошо, обильно, считают стол способом удержать сотрудниц.
После обеда девушки поднимаются наверх одеваться. Часто они одевают трико с корсажем, туники с глубокими вырезами, подчеркивающими линии их тела, открытые пеньюары, прозрачные ночные рубашки (не знаю, почему, но вспоминается Кристина). Также они обычно носят туго натянутые чулки. Почти все пудрят щеки и красят губы. Некоторые подводят брови и ресницы жженой спичкой. Иногда, обильно накрашенные, они выходят к клиентам почти голыми.
Они ждут…


Woman Pulling up her Stocking


Two Half-Naked Women Seen from behind in the Rue des Moulins Brothel

La maladie.
Девушки работают в постоянном страхе заразиться сифилисом. Они хорошо понимают, что от этого нет никакой гарантии и защиты, они постоянно говорят друг с другом об этом, отчего только сильнее боятся. Если девушка заразится и болезнь обнаружат, она, скорее всего, потеряет работу. Но порой, даже если девушка заболеет, бандерши позволяют ей продолжать работу, а когда в бордель приходили врачи, умело маскировали заболевание.
Медосмотры, проводимые к большому неудовольствие бандерш, противящихся им изо всех сил, организуют в больницах и диспансерах. Обычно медосмотр проводится раз в неделю, чаше всего бесплатно. Девушки боятся его как огня. Если у них находят болезнь, врачи заточат их на много недель в больницу. К концу XIX века распространяется практика проведения медосмотров непосредственно в борделях; такие осмотры проводились 3-4 раза в месяц. Осматривал девушку специальный врач, получивший за это компенсацию из муниципалитета, его сопровождал агент полиции нравов и иногда военный врач.


Rue des Moulins: The Medical Inspection
Toulouse-Lautrec


Alone
Toulouse-Lautrec









Материалы по теме:
- Стиль жизни конца XIX века. Стиль жизни: секс, автор - Елена
"Гильдия белошвеек", автор - Анна Варвик.
Tags: 19 век, бордели, проституция, статья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments