графиня Анна Варвик (anna_warvick) wrote,
графиня Анна Варвик
anna_warvick

Ламия

Ламия (лат. lamia) — общеупотребительное латинское слово, обозначающее ведьму. Согласно классической греческой легенде Ламия была царицей Ливии, любимая Зевсом и родившая ему нескольких детей. Гера из мести превратила красоту Ламии в безобразие, а детей убила. В отчаянии Ламия стала отнимать детей у других матерей. Ламия может возвращать свою прежнюю красоту, чтобы соблазнять мужчин и пить их кровь.


Будучи наполовину женщиной, наполовину змеей, она породила жуткое потомство, именуемое ламиями. Ламии обладают полиморфическими способностями, могут выступать в различных ипостасях, обычно как зверо-человеческие гибриды. Однако чаще они уподобляются красивым девушкам, поскольку так легче завлекать неосторожных мужчин. Из своих жертв ламии высасывают кровь. Нападают они также на спящих и лишают их жизненных сил (спермы). Роберт Грейвс ссылается на иконографию, изображающую нагих ламий в позе habitus cquitis, усаживающихся верхом на спящих навзничь путников.
Ламию — при некотором умении — легко разоблачить, для этого достаточно заставить ее подать голос. По одной из легенд, поскольку язык у ламий раздвоенный, они лишены способности говорить, однако умеют мелодично свистеть.
Роберт Бертон в той части своей "Анатомии меланхолии" (1621), где говорится о любовной страсти, рассказывает историю одной ламии, принявшей человеческий облик и соблазнившей юного философа, не менее прекрасного, чем она. Она увела его в свой дворец, находившийся в городе Коринфе. Приглашенный на свадьбу волшебник Аполлоний Тианский назвал ламию ее истинным именем, и вмиг исчезли и ламия, и дворец.

Ламиями называются также упыри (вампиры), по народному представлению современных греков привлекающие, под видом прекрасных дев, юношей и высасывающие у них кровь.

Слово «lamia» использовалось в Вульгате (латинский перевод священного писания блаженного Иеронима) как эквивалент еврейского имени Лилит. Слово имеет многочисленные ассоциации в фольклоре и легендах. В сочинениях демонологов «lamia» обозначала вампира или ночной кошмар.
Название "ламия" этимологически выводится из "lammaszt'a", слова, которым в Ассирии и Вавилоне называли демонов, убивающих грудных младенцев. Древнееврейским словом "лилим" в мидраше именуют демонических детей Лилит. Известны строки из Книги пророка Исайи (34:14), которые в большинстве переводов говорят о "Лилит", или "ночном привидении", в переводе же Св.Иеронима они выглядит так: "...ibi cubavit lamia et invenit sibi requiem".

Дело в том, что в средневековье ламия (как и Лилит) стала синонимом сатанинского демона, дьявола родом из ада. Опороченное произведение Ульриха Молитора "О демонах и чародейках" (1493) это ведь в оригинале-то "De lamiis et Phitonicis mulicribus". Ламий связали с инкубами и суккубами, превратили в упырей, демонов ночи, добавив к ним такие разновидности, как лемуры, эмпузы (ср. "Фауст" Гёте) и мормолики" и поселив в лесах, оврагах и заброшенных замках.

Во втором акте "Фауста" Гете ламии пытаются соблазнить Мефистофеля:
Ламии

Смелее! Выбирай! Нас много.
Отважься, подойди, потрогай,
Лови счастливый миг, храбрец!
Не дорожись, к чему волынка?
Ты тоже, знаешь, не картинка,
А держишься грозой сердец.
Приблизься, и под платьем бальным
Без масок, в виде натуральном
Рассмотришь всех нас наконец.

Мефистофель

К красивейшей подъеду храбро.
(Обнимая ее.)
О ужас! Тощая, как швабра!
(Хватая другую.)
Быть может, эта? Ай-ай-ай!

Ламии

Не стоишь лучшей, так и знай.

Мефистофель

Мне маленькая взгляд бросает,
Но — ящерицей ускользает
Со скользкой, как змея, косой.
Приволокнусь-ка за большой.
Ах, надо было быть воздержней!
Я вместо девушки рукой
Хватаю булаву на стержне.
От этой палки путь прямой
До той упитанной особы.
Таких в гаремах чтут набобы.
Но только тронул пышку, — вмиг
И лопнула, как дождевик.

Ламии

Взлетим в лазурь! Подымем бурю!
Над ним завьемся стаей фурий!
Зареем, как нетопыри!
Ну, ведьмин сын, доволен нами?
Что ты отделался от ламий
Так дешево, благодари!

Иоганн Гете "Фауст", перевод Бориса Пастернака.

[Ну почти сцена с Джонатаном Харкером и вампиршами, нет? :))]

Колдунья по имени Ламия является героиней одноимённой поэмы Джона Китса.
..."О, дай мне женщиной предстать пред ним, молю!
Дыханием я твой овею лик -
И нимфу ты увидишь в тот же миг".
Гермес приблизился, сложив крыла;
Змея его дыханьем обожгла -
И нимфа им предстала, словно день, светла.
То явь была - иль сон правдивей яви?
Бессмертен сон богов - ив долгой славе
Текут их дни, блаженны и ясны.
Гермес одно мгновенье с вышины
Взирал на нимфу, красотой сраженный;
Ступил неслышно на покров зеленый -
К змее, без чувств застывшей, обернулся,
Жезлом извитым головы коснулся.
Потом, исполнен нежности немой,
Приблизился он к нимфе молодой
щербную луну напоминая,
Пред ним она потупилась, рыдая;
Склонилась, как свернувшийся бутон
В тот час, когда темнеет небосклон;
Но бог ее ладони сжал любовно:
Раскрылись робкие ресницы, словно
Цветы, когда, приветствуя восход,
Они жужжащим пчелам дарят мед.
Исчезли боги в чаще вековечной:
Блаженство лишь для смертных быстротечно.
Змея меж тем меняться начала:
Кровь быстрыми толчками потекла
По жилам; пена, с жарких губ срываясь,
Прожгла траву; от муки задыхаясь,
Она взирала немо - и в глазах
Сухих, забывших о благих слезах,
Метались искрами страдание и страх.
Изогнутое тело запылало
Окраской огненной, зловеще-алой"
...


Вот еще одна греческая легенда про ламию:
"Один из учеников Аполлона по имени Менипп был очарован молодой богатой девушкой, которую впервые встретил как видение. В этом видении ему было сказано, где (окрестности Коринфа) и когда он найдет ее. Молодой человек влюбился и готовился к свадьбе. Когда он рассказал эту историю Аполлону, тот сообщил своему молодому ученику, что за ним охотится змея. Встретив женщину, он сказал Мениппу: «Ты можешь осознать правду того, что я сказал: эта прекрасная невеста — одна из вампиров, одно из тех существ, которых мы называем Ламии. Эти существа влюбляются, они подвержены восторгам Афродиты, — но особенно они ищут плоти человеческой и заманивают с таким восторгом тех, кого потом намереваются испробовать на своем празднике». Несмотря на возражения Meниппа, Аполлон выступил против Ламии. Один за другим исчезали ее чары. И, наконец, она признала свои планы и рассказала о своей привычке питаться молодыми и прекрасными телами, потому что «их кровь чиста и сильна». Филострат назвал эту запись «наиболее известной историей об Аполлоне». Апул Ей в самой первой части «Золотого осла» пересказывает историю встречи с Ламией, которая догнала своего убегающего любовника и убила его, проткнув шею мечом, забрала всю кровь, а затем отрезала ему голову."




"Lamia, The Serpent Woman" by Anna Lea Merritt.


"Lamia" Herbert James Draper


Lamia. John William Waterhouse


И снова Lamia. John William Waterhouse
Tags: вампирский семинар, ламия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments